Вернет ли Сергей Шаргунов былую популярность журналу "Юность"

В далеком 1955-м писатель Валентин Катаев придумал "Юность". Вы описали это событие в своей книге-биографии "Валентин Катаев. Погоня за вечной весной". То, что вы теперь сели в катаевское кресло - мистика, совпадение или мечта, которая сбылась?

Сергей Шаргунов: Может быть, все вместе (смеется). После того как я закончил биографию Валентина Петровича, мне во сне привиделся он сам. На рассвете, в темени, под старыми плафонами в коридоре редакции он пожал мне руку. Тема "Юности" для меня немаловажная.

Я действительно с особым чувством писал главу про журнал - как Катаев пытался влить свежую кровь в литературу, как возился с новыми авторами, как любовно относился к каждому номеру. Идея сделать что-то ценное и важное для литературы, кроме написания собственных книг, меня занимала давно. И если что-то получится, буду очень рад. Конечно, катаевский замысел состоял в том, чтобы не только привлекать лучших из известных, но и открывать новые имена. Думаю, нужно следовать этому замыслу.

Вы ведь тоже где-то там, в 80-х, еще зачитывались "Юностью"?

Сергей Шаргунов: А как же, родители выписывали журнал. Он всегда имел какой-то свой удивительный окрас. Мой папа печатался там в юные годы как поэт-переводчик. Импульс, который "Юность" получила от Катаева, сохранялся в журнале и при Борисе Полевом, и при Андрее Дементьеве.

А чем теперь займется ваш предшественник, поэт Валерий Дударев?

Сергей Шаргунов: Он останется в редакции, будет заниматься отделом поэзии, это очень тонкий и интересный поэт. Ему пришлось возглавлять журнал в непростое время. Теперь задача - не просто сохранить и сберечь, но и попытаться вывести "Юность" в лидеры литературной периодики. Страна у нас самая пишущая. У нас получится.

С чего собираетесь начать?

Сергей Шаргунов: Уже веду переговоры с очень сильными писателями. Одновременно присматриваюсь к новым авторам. Будут встречи с писателями, мастер-классы, творческие вечера, семинары не только в Москве, но и по всей России. Открывать таланты и давать им огранку очень важно сегодня. Катаев придумал название для дебютной повести Василия Аксенова вместе с легендарной Мэри Озеровой, редактором отдела прозы. Во многом благодаря им "Коллеги" стали событием для читателя. Сегодня ничего этого практически нет, как нет и института редактуры.

При Катаеве тираж журнала был 100 тысяч, в 80-е годы перевалил за три миллиона. Сегодня, увы, всего три тысячи 500 экземпляров. Молодежь ушла в соцсети. Вы оптимист - надеетесь вернуть?

Сергей Шаргунов: Конечно, баснословные советские тиражи невоспроизводимы. Но мне бы очень хотелось, чтобы "Юность" приходила к старшеклассникам и студентам, в библиотеки по всей стране. Да, многое будет зависеть от того, найдем ли мы нормальное финансирование. Мне кажется, интерес к бумажным изданиям, к литературной периодике и книгам в провинции по-прежнему очень велик. Интересно попробовать и разные инструменты интернета для развития журнала. Это может быть такой русский New Yorker. Нам очень не хватает мощного, ведущего журнала, в котором будет публиковаться проза, поэзия, критика, очерки, интересная полемика. Литература сегодня востребованней, чем кому-то кажется. Просто читатели не знают, где раздобыть ее - настоящую.

 

Источник ➝

Как изменятся цены на рыбу из-за коронавируса и аномальной зимы

Как эти два тренда будут развиваться дальше? И каких видов рыб они касаются? Разберемся.

Вирус снизил стоимость селедки

В Китае из-за эпидемии нового коронавируса резко снизилось потребление, в том числе и российской рыбы. Эпидемия отразилась также на рынках Индонезии и Индии.

"Это ударило по рыбной отрасли Дальнего Востока, поскольку значительная часть продукции шла в Китай, - рассказала "РГ" о ситуации на рынке руководитель аналитического агентства "Рыбсети" Полина Кирова. - Если Япония у нас в основном закупает, например,

нерку, то есть более дорогие виды рыб, то в Китай больше идет массовая продукция. Это в том числе - сельдь и минтай. Мы их сейчас Китаю практически не продаем. И российский ценник упал, поскольку товара на нашем рынке стало больше".

Как далеко зайдет этот процесс? Эксперт считает, что до прилавков Центральной России снижение цен "не доплывет". Тем более, что оно пока несущественное. "Конечно, если в Китае ситуация будет развиваться в худшую сторону, если эпидемия затянется, то это уже существенно отразится на ценах. Так как Китай, повторю, наш основной рынок сбыта промысловых пород".

По прогнозу Полины Кировой, российские едоки за пределами Дальнего Востока в ближайшие 1,5-2 месяца вряд ли почувствуют изменение цен на селедку и минтай. Что касается рыбной отрасли региона, то "китайский синдром" тоже пока не сильно ей угрожает. "Есть заморозка. Рыба спокойно пролежит еще 12 месяцев. И никаких проблем не будет. Добыча идет", - успокоила эксперт.

Щука станет дефицитом

Прогноз по речной рыбе - более очевиден. Эксперты уверены, что аномально теплая и малоснежная зима на европейской части России приведет к снижению популяции речных видов рыб, в том числе и промысловых, например, щуки и судака.

Недостаток снега неизбежно приведет к уменьшению весенних разливов рек, а значит, сократится число традиционных мест для нереста рыб. Наиболее серьезно могут пострадать рыбные популяции Волго-Каспийского бассейна. Уже сейчас уровень воды в Нижней Волге на несколько метров ниже нормы.

"По прогнозам, вылов щуки в Волго-Каспийском рыбохозяйственном бассейне в 2020 году может сократиться на 40-45 процента, - сообщила Полина Кирова. - Учитывая, что и 2019 год на Волге тоже был маловодным и неблагоприятным для нереста, то в комплексе это может привести к существенному удорожанию речной рыбы и таких популярных продуктов как икра щуки. Сейчас астраханская икра щуки стоит в рознице от 350 рублей за банку 112 граммов. В течение года цена на нее может существенно подняться".

Для восстановления рыбных запасов в волжских регионах был запущен федеральный проект "Оздоровление Волги", напомнила эксперт. В планах - восстановление водных акваторий, очистка дна Волги и ее притоков от ила и мусора, сокращение сбросов неочищенных стоков на 80 процентов к 2025 году. И эти работы же идут.

Однако, несмотря на все усилия, проблема маловодья для Волги может стать хронической. И главной причиной являются даже не малоснежные зимы, а чрезмерная зарегулированность стока Волги огромным количеством плотин, электростанций и прочих гидротехнических сооружений, построенных еще в советское время. Воды хватает лишь для обеспечения хозяйственных объектов, а ее слив с плотин зачастую производится не в те сроки, которые нужны рыбе для нереста. И отсутствие снега в этом году лишь усугубляет ситуацию последних лет.

Понятно, все эти проблемы надо решать. Но россияне даже при самом сложном развитии ситуации с волжской рыбой в этом году вообще без нее не останутся. По мнению Полины Кировой, дефицит волжской рыбы может восполнить карельская форель, которая стоит относительно недорого, 400-450 рублей за килограмм. А также речная рыбная продукция из регионов Западной и Восточной Сибири.

"В последние два-три года мы наблюдаем возросший потребительский спрос на рыбу северных рек. Главным образом, это сиговые виды: муксун, нельма, чир, сырок. "Они отлично вписываются в модные экотренды последних лет", - говорит Полина Кирова. - Не исключаем, что на фоне падения вылова астраханской щуки и судака могут возрасти поставки этих видов рыб в Центральную Россию опять же из Западной Сибири, благо они там водятся в промысловых объемах. Другое дело, что везти рыбу из Сибири будет существенно дороже. И это отразится на розничных ценах".

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх