Последние комментарии

  • Сергей Моздор
    Пока ЦСКА и "Ростов" не сыграли."Зенит" вышел в лидеры РПЛ
  • Наталия Кузнецова (Мунштукова)
    Благодарю.Воздвижения Креста Господня: главное о празднике
  • Наталия Кузнецова (Мунштукова)
    Сволочи, одним словом...Лавров не захотел участвовать в "шоу Трампа" на Генассамблее ООН

Историческая несправедливость столкнула героя Крымской войны с героем гражданской

Первый взнос императора

За последние годы краевед Виктория Львовна Назарова провела у памятника Лазо восемь акций с участием студентов вузов и курсантов Морского университета. Каждый раз они разворачивали самодельный плакат в три слова: "Вернуть адмирала Завойко!" Мимо бежали прохожие, не особо понимая, кто такой Завойко и куда его надо вернуть.

..

Адмирал никогда не был во Владивостоке. Но, по мнению его биографов, нынешняя столица Дальнего Востока самим фактом своего появления на карте (1860 год) обязана именно ему: Василий Степанович сумел убедить имперскую власть, что дальневосточныйфорпост России должен находиться не на Камчатке или Амуре, а южнее - там, где удобная и незамерзающая морская гавань. На рубеже прошлых веков величие заслуг Завойко ни у кого не вызывало сомнения. Потому в марте 1899 года, вскоре после его кончины, вышел царский Указ:

"Государь Император по ходатайству приамурского генерал-губернатора соизволил на открытие повсеместной в Империи подписки на сооружение в гор. Владивостоке памятника выдающемуся деятелю Приамурского края и герою обороны Петропавловска, адмиралу В.С. Завойко".

"Государь Император соизволил на открытие памятника..."

Памятник ставили всем миром. Создали фонд, куда шли деньги отовсюду и ото всех (Николай II и губернатор Н.И. Гродеков пожертвовали одними из первых). Открытие (1908 год) приурочили к 50-летию подписания Айгунского договора, определившего на века границу России и Китая. Молебен, крестный ход, митинг, парад войск гарнизона, флаги и даже пальмы в кадках у нового гранитного постамента...


Два героя

Революционным штормам не сразу удалось сбить адмирала с капитанского мостика. Первоначально памятник обмотали кумачом и объявили, что вместо Завойко здесь будет монумент героям революции и Гражданской войны. Потом скульптуру зашили досками. То, что получилось, горожане мгновенно окрестили "бутылкой". А место памяти стало ...питейным. Прямо под постаментом, на лавочках, граждане выпивали - кто за помин души царского адмирала, кто для удовольствия. Мириться с этим было невозможно, в 1929 году Владивостокский горсовет расценил, что "дальнейшее оставление статуи Завойко на постаменте нецелесообразно", и счел необходимым "передачу ее на материал".

"Статую" на глазах изумленных горожан валили ...китайцы. Потом везли ее на двух телегах на Дальзавод. То ли переплавили там, то ли утопили в море, то ли вывезли в Японию - ни одна версия до конца не доказана. Но известно, что на постаменте после неуклюжего сноса остались крепко приваренные бронзовые ноги адмирала, из которых безобразно торчали штыри. Это непотребство снова зашили досками - еще на 15 лет...

 

И лишь в 1945 году на адмиральском пьедестале был открыт памятник Сергею Лазо. Распахнутая шинель, решительное лицо, грозно сжатый кулак. На постаменте слова: "Вот за эту русскую землю, на которой я сейчас стою, мы умрем, но не отдадим ее никому".

- Скорее, это мог сказать своим воинам Василий Завойко в дни обороны Петропавловска, - говорит краевед Виктория Назарова. - А по смыслу именно это он и сделал. Ну какие могут быть сомнения, что надо восстановить историческую справедливость: вернуть адмирала на его постамент, а Лазо найти другое достойное место?

Назарова и ее единомышленники пишут обращения во все инстанции. В ответ - отписки: вопрос будет рассмотрен, но не сейчас; противопоставление двух героев вызовет "ненужный общественный диссонанс".


Наказ погибшего солдата

"Размышления у пьедестала памятника адмиралу Завойко" - стихи "широко не известного" владивостокского поэта Георгия Корешова. Он написал их 25 июня 1941 года перед отправкой на фронт. Воевал под Москвой и Сталинградом. В 1943-м погиб в боях за Ростов.

Невольно сожалея о потере,
Смотрю я на гранитный пьедестал.
На нем в зеленом первомайском сквере
Чугунный возвышался адмирал.
Он под своим родным приморским небом
Портовых склянок слушал перезвон.
Что перельют его в предметы ширпотреба,
Конечно, не догадывался он.
Нет, не прельстившись блеском эполетов
И парой черных бархатных орлов -
Любя страну, он перед целым светом
Явил отвагу русских моряков.
О, знаю я, каким он был счастливым,
Как было видеть радостно ему,
Когда защитникам Камчатки торопливо
Английский бриг показывал корму!
И проходя торжественно пред строем
Затянутых в бушлаты моряков,
Герой с победой поздравлял героев...
И вновь я слышу гром его шагов!
Шаги чугунные раздались в тихом сквере -
Прославленный российский адмирал
Восходит, в правоте своей уверен,
На свой владивостокский пьедестал.

Стихи погибшего за Родину солдата адресованы нам - как наказ без срока давности, без компромиссов и конъюнктуры. Он пока не исполнен. Он должен быть непременно исполнен.

"Родина" просит считать эту публикацию обращением к губернатору Приморского края Олегу Кожемяко.

ИМЯ НА БОРТУ

О чем волны шепчут "Адмиралу Завойко"

В 1911 году со стапелей Охтинской верфи в Санкт-Петербурге сошла и взяла курс на Камчатку яхта "Адмирал Завойко" - посыльное пассажирское судно, построенное по заказу камчатского губернатора. Увы, революция сбила имя адмирала и с борта красивого корабля, поставленного на службу новой власти. Как живописал в местной газете "Красное знамя" литератор Богданов,

Так пусть, товарищи, умрет
Название старое - "Завойко".
Пусть молодая жизни стройка
Одежды прошлого сожжет!

А вскоре первый боевой корабль Тихоокеанского флота стал называться "Красным вымпелом".

Сегодня это корабль-музей, пришвартованный на вечной стоянке в центре Владивостока, на Корабельной (бывшей Адмиральской) набережной. Тщетно искать в нем следы адмирала Завойко. Впрочем, экспозиция советских времен тоже демонтирована в ожидании ремонта, а с ним не спешат...

РОДИЧI РОДИНЫ

2 сентября 1989 года - в этом году 30 лет - в Великой Мечетне открыли памятник на площади около бывшей фамильной усадьбы.

"Сыну Днепра и герою Камчатки и Амура..."

Память об адмирале Завойко удалось сохранить и на Украине

В 1874 году, когда Василию Завойко был присвоен чин адмирала, он решил поселиться в селе Великая Мечетня Николаевской губернии - в этих местах, судя по документам, жил его родной брат. Адмирал и здесь развернул активную деятельность - при нем в Великой Мечетне были построены церковь, мельница, больница, школа.

Здесь Василий Степанович и упокоился 16 февраля 1898 года.

Постепенно могила на панском кладбище превратилась в яму, где валялась часть надгробного памятника, на котором еще угадывалась фамилия Завойко.

Камчатский краевед Наталья Киселева, которая занималась исследованием рода Завойко, в конце 1980-х познакомилась с учительницей русского языка и литературы из Великой Мечетни Валентиной Мироновой. Именно она рассказала о старом памятнике и заброшенной разоренной могиле.

После знакомства две женщины начали вместе хлопотать о перезахоронении четы Завойко. Могила супруги Юлии вовсе не сохранилась. Памятник ей, рассказывали краеведы, использовали как подставку под бюст Ленина в центре села. Имя супруги адмирала просто соскоблили...

2 сентября 1989 года - в этом году 30 лет - в Великой Мечетне открыли памятник на площади около бывшей фамильной усадьбы. Урну с прахом адмирала опустили в подножие памятника.

На монументе выбито: "Адмиралу русского флота Завойко - сыну Днепра и герою Камчатки и Амура от кривоозерцев и камчатцев".


Автор благодарит за помощь в подготовке публикации почетного гражданина Владивостока, краеведа-исследователя Н.Г. Мизь.

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх